Персональный сайт - портфолио  Еремеевой Светланы Валерьевны                                                          
                                                                        
 Русский язык. Литература. Немецкий язык  

Приветствую всех на своем сайте!
Буду рада сотрудничеству с коллегами,
 со всеми любителями и ценителями филологии

 
Главная| Мой профиль | Регистрация| Выход | Вход   Вы вошли какГость | Группа "Гости"Приветствую ВасГость| RSS
Меню сайта
Рейтинг 2017
Участник Общероссийского рейтинга школьных сайтов
Рейтинг 2016
Участник Общероссийского рейтинга школьных сайтов
Рейтинг 2015
Рейтинг 2013
Сайт отнесен к категории "высокого уровня"
Рейтинг сайтов
Рейтинг образовательных сайтов mega-talant.com
https://mega-talant.com/
РусОбр-статистика
Проголосуй за наш сайт
Обратная связь
Почему мы так говорим?

«Аппетит приходит во время еды»
Фразу «Аппетит приходит во время еды» произносит один из персонажей романа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» – Анже Манский. Под эти именем Рабле вывел епископа города Ле Манн – Жерома де Анже, известного своими полемическими выступлениями против протестантов. Жером де Анже и есть настоящий автор крылатой фразы – она есть в его сочинении «О причинах».

«Башня из слоновой кости»
Выражение «Башня из слоновой кости» принадлежит французскому поэту и критику XIX века Сент-Беву. Образ Сент-Бева восходит к католической молитве, в которой таким образом именуется дева Мария. Выражение получило с 40-х годов XIX века широкое хождение среди французских поэтов-романтиков как символ мира мечты, в который они удалялись от тяготившей их прозы действительности.

«Белая ворона»
Выражение «Белая ворона» восходит не к фольклору, а принадлежит римскому поэту Ювеналу, жившему в I – II веках новой эры. В одной из своих сатир он писал: «Рок дает царства рабам, доставляет пленным триумфы. / Впрочем, счастливец такой реже белой вороны бывает».

«Благими намерениями вымощена дорога в ад»
Кого только не называют автором выражения «Благими намерениями вымощена дорога в ад»! Биограф английского писателя Джонсона, Босуэлл приписывает его своему герою, Вальтер Скотт – одному английскому богослову, у нас все ссылаются на Данте. И напрасно – этой итальянской пословицей Данте ни разу не воспользовался. Она встречается у других, менее известных, итальянских авторов XIX века – писателя Николо Томмазео и поэта Джозуэ Кардуччи.

«Бумага не краснеет» и «Бумага все стерпит»
Обиходные выражения «Бумага не краснеет» и «Бумага все стерпит» имеют очень почтенную историю – они восходят к римскому писателю и оратору Цицерону, который в письмах «К друзьям» написал: «Письмо не краснеет».

«Буря в стакане воды»
Выражение «Буря в стакане воды» употреблял французский политический писатель и мыслитель Монтескье. Однако у него были предшественники. Древнейший вариант этого выражения встречается во II веке до новой эры в сочинении греческого писателя Афинея «Ученые застольные беседы»: «Я в кипящем горшке слышал бурю гораздо сильнее твоей». Эта острота стала прототипом греческой поговорки «гроза из корыта», то есть шум по пустякам. Подобное же выражение существовало у римлян; у Цицерона это звучит как «буря в разливательной ложке».

«В нашем полку прибыло»
Выражение «В нашем полку прибыло», ставшее поговоркой, употребляется в значении: прибавилось людей таких же, как мы. Выражение пришло из древней славянской игры «А мы просо сеяли», в которой часть участников поет: «А мы просо сеяли, сеяли», а вторая ей отвечает: «А мы просо вытопчем, вытопчем». Последнее двустишие – «В нашем полку прибыло, прибыло» – по очереди поют обе группы.

«Вернемся к нашим баранам»
Анонимные французские фарсы XV века об адвокате Патлене впервые ввели в оборот выражение «Вернемся к нашим баранам». Эти слова звучат в первом фарсе цикла, когда судья разбирает дело между богатым суконщиком и пастухом, укравшем у него овец. Суконщик обращает свой гнев на защитника пастуха, адвоката Патлена, который не уплатил ему за шесть локтей сукна, а судья пытается вернуть его к сути дела. Популярность выражение приобрело благодаря Рабле, который приводит в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» цитату из «Адвоката Патлена». Ранее схожая ситуация встречается у римского поэта I века Марциала. В одной из его эпиграмм адвоката Постмуса, рассуждающего на отвлеченные темы, призывают вернуться к трем украденным козам, из-за которых возник спор.

«Воздушные замки»
О «воздушных замках» впервые сказано у богослова и церковного деятеля Блаженного Августина: в одной из своих проповедей он говорит о «строительстве в воздухе». В России большой популярностью пользовался водевиль Хмельницкого «Воздушные замки», отсылающий как к французской комедии Колен д'Арлевиля «Испанские замки», так и к сказке Ивана Ивановича Дмитриева «Воздушные замки». Герой водевиля Альнаскаров мечтает об адмиральском чине, открытии новых земель и о короне на необитаемом острове.

«Волга впадает в Каспийское море»
Фразу «Волга впадает в Каспийское море» можно назвать банальностью в квадрате, поскольку она служит примером и образцом всякого штампа. Эту фразу, среди прочих, таких же банальных, повторяет в предсмертном бреду герой рассказа Чехова «Учитель словесности», Преподаватель истории и географии Ипполит Ипполитович умирает так, как жил – проговаривая только общеизвестные, бесспорные истины.

«Время – деньги»
Афоризм «Время – деньги» получил хождение с легкой руки Бенжамина Франклина, одного из авторов Декларации независимости США и американской Конституции. Франклин – автор многих разнообразных трудов по экономике, физике, химии, но – не автор данного афоризма. В своем сочинении «Совет молодому купцу» Франклин вольно цитирует греческого философа IV–III веков до новой эры Теофраста, сказавшего: «Время – дорогая трата».

«Время работает на нас»
Фраза «Время работает на нас» – не вполне точный перевод слов английского политического деятеля, позже – премьер-министра Уильяма Гладстона. В 1866 году либеральный кабинет лорда Рассела предложил проект билля о реформе избирательного права. В ходе прений в палате общин Гладстон и произнес сакраментальную фразу: «Время на нашей стороне». Фраза из-за неточности перевода стала звучать как «Время работает на нас».

«Все хорошо, прекрасная маркиза»
В 1936 году появилось стихотворение со странным для того времени рефреном – «Все хорошо, прекрасная маркиза». Вопрос: откуда в стихах правоверного советского поэта Александра Безыменского взялась маркиза? Ответ: стихотворение Безыменского – это перевод народной французской песни. Как песня оно и стало популярным после войны – благодаря Леониду Утесову и его дочери.

«Галопом по Европам»
«Галопом по Европам» – так назвал в 1928 году свои путевые очерки советский поэт Александр Жаров. В компании с двумя другими поэтами, Иосифом Уткиным и Александром Безыменским, Жаров совершил поездку по Западной Европе. Однако по требованию полиции им пришлось сократить свое пребывание в Чехословакии и Австрии. Беглыми впечатлениями от этой поездки Жаров делился с читателями «Комсомольской правды» на протяжении трех номеров.

«Гвардия умирает, но не сдается»
Фраза «Гвардия умирает, но не сдается» – мифологична. Ее приписывали генералу Камбронну, который командовал старой наполеоновской гвардией в сражении под Ватерлоо. В ответ на предложение англичан сдаться, Камбронн будто бы произнес эти сакраментальные слова. Однако он их не произносил, не умер и в плен сдался. Сыновья полковника Мишеля, убитого под Ватерлоо, безуспешно пытались доказать, что легендарная фраза принадлежит их отцу. Несмотря на публичный отказ генерала Камбронна от авторства, фраза высечена на памятнике, поставленном ему в Нанте через три года после его смерти. Истинным автором изречения, по-видимому, был журналист, сочинивший красивую легенду о «предсмертных словах» генерала.

«Гладко было на бумаге, Да забыли про овраги, А по ним ходить!»
Строчки «Гладко было на бумаге, Да забыли про овраги, А по ним ходить!» – цитата из сатирической «солдатской» песни Льва Николаевича Толстого. Другой вариант этого отрывка:
Долго думали, гадали,
Топографы все писали
На большом листу.
Чисто вписано в бумаги,
Да забыли про овраги,
А по ним ходить!

«Гнилой Запад»
Формулу «Гнилой Запад» – первоначально «гниющий Запад» – изобрели вовсе не советские пропагандисты, а славянофилы в середине XIX века. Особенно ее отстаивал критик, поэт и историк, профессор Московского университета Степан Петрович Шевырев. Его горячий противник Белинский в полемике иронически употребил слова «гнилой Запад», за ним эти слова стали повторять такие западники, как Салтыков-Щедрин и Тургенев. В романе Тургенева «Дым» герой Потугин говорит: «Сойдется десять русских, мгновенно возникает вопрос ... о значении, о будущности России... Ну и конечно, тут же кстати достанется и гнилому Западу». В первой публикации романа в журнале «Русский вестник» это рассуждение Потугина было вычеркнуто редактором журнала Катковым.

«Гомерический хохот (смех)»
Выражение «Гомерический хохот (смех)» употребляется в значении: неудержимый, громкий хохот. Возникло из описания смеха богов в поэмах Гомера «Илиада» и «Одиссея». Эпитет «гомерический» употребляется еще в значении: обильный, огромный. «Глаза наши встречаются, и мы заливаемся таким гомерическим хохотом, что у нас на глазах слезы и мы не в состоянии удержать порывов смеха, который душит нас» (Л.Н. Толстой «Отрочество»). «Антон Иваныч сделал полную честь этому гомерическому завтраку» (И.А. Гончаров «Обыкновенная история»). «А только, поверите ли, господа, я никогда не брал взяток, – сказал Ползунков, недоверчиво оглядывая все собрание. Гомерический неумолкаемый смех всем залпом своим накрыл слова Ползункова» (Ф.М. Достоевский «Ползунков»).

«Грехи молодости»
Устойчивое выражение «Грехи молодости» употреблялось и продолжает употребляться со всеми возможными интонациями и оттенками – серьезно и шутливо, с иронией и с сожалением, с грустью и с возмущением. Источник этого выражения – Библия. В Книге Иова говорится: «Ты пишешь на меня горькое и вменяешь мне грехи юности моей»; о том же написано в Псалтире: «Грехов юности моей и преступлений не вспоминай... Господи!»
 
«Дедушка Крылов»
Иван Андреевич Крылов был окрещен «Дедушкой Крыловым» с легкой руки Петра Андреевича Вяземского, который в день пятидесятилетия литературной деятельности баснописца поднес ему поздравление в стихах. Строка «Здравствуй, дедушка Крылов» проходит рефреном через все стихотворное приветствие.

«Делу время и потехе час»
В 1656 г. по приказу царя Алексея Михайловича (1629–1676) была составлена «Книга, глаголемая урядник: новое уложение и устроение чина сокольничья пути», то есть сборник правил соколиной охоты, излюбленной потехи того времени. В конце предисловия к «Уряднику» Алексей Михайлович сделал собственноручную приписку: «Прилог книжный или свой: сия притча душевне и телесне; правды же и суда и милостивыя любве и ратного строя не забывайте: делу время и потехе час». Слова «прилога», то есть приписки, стали пословицей, которую часто толкуют не вполне правильно, понимая под словом «время» большую часть, а под словом «час» – меньшую, вследствие чего изменяют и самый оборот речи: вместо «и» ставят «а»: «делу время, а потехе час». Но царь не помышлял о том, чтоб потехе из целого времени отдавать только час. В этих словах выражена мысль, что всему свое время: и делу, и потехе. В том же «Уряднике» час обозначает также и время: «время наряду и час красоте...» Приписка напоминала охотникам, что они, увлекаясь потехой, не должны забывать о деле – о службе государству. «– То-то, мой батюшка почтеннейший; вам самим известно: покойный государь Алексей Михайлович Романов говаривал: «Делу время, а потехе минуту!» (И.C. Тургенев «Несчастная»). «Это проводилось у нас очень строго: делу время, а потехе час. В учебное время – никаких развлечений, никаких гостей» (В.В. Вересаев «Воспоминания»). «Но уже шутки и разговоры дряблые какие-то, через силу вроде бы говорились – делу время, потехе час, пора и за ужин» (Виктор Астафьев «Царь-рыба»).

«Деньги не пахнут»
Выражение «Деньги не пахнут» появилось благодаря римскому императору I века Веспасиану. Как рассказывает историк и писатель Светоний, сын Веспасиана Тит упрекнул отца в том, что тот ввел налог на общественные уборные. Веспасиан поднес к носу сына первые деньги, поступившие по этому налогу, и спросил, пахнут ли они. На отрицательный ответ Тита Веспасиан сказал: «И все-таки они из мочи». К словам Веспасиана восходит стих 14-й сатиры Ювенала: «Запах дохода хорош, каково бы ни было его происхождение».

«Дом построить на песке»
Выражение «Дом построить на песке» возникло из евангельской притчи о «человеке безрассудном», построившем «дом свой на песке». Вскоре, когда пошел дождь и подул ветер, дом разрушился (Матф. 7: 26–27). Выражение это употребляется, когда говорится о чем-нибудь непрочном, необоснованном. «И всякий, кто понимает мои слова эти и не делает того, что я говорю, тот, как глупый человек, строит дом на песке» (Л.Н. Толстой «Соединение и перевод четырех Евангелий»).

«Драконовские законы (меры, наказания)»
«Драконовские законы (меры, наказания)» - так называют непомерно суровые законы по имени Дракона, первого законодателя Афинской республики (VII в. до н. э.). В ряду наказаний, определяемых его законами, видное место будто бы занимала смертная казнь, которой карался, например, такой проступок, как кража овощей. Существовало предание, что законы эти были написаны кровью (Плутарх, Солон). В литературной речи выражения «драконовские законы», «драконовские меры, наказания» укрепились в значении суровых, жестоких законов. «Но как подумаешь – ирония судьбы: в 1910–1911 годах все мы были заняты борьбой с желтой расой и вырабатывали драконовские правила, имевшие окончательно закрыть доступ к нам китайских рабочих; а пять лет спустя эти же лица вырабатывали льготные паспорта и тарифные меры для облегчения привоза к нам тех же китайцев» (А.А. Татищев «Земли и люди: В гуще переселенческого движения. 1906-1921»). «Ябедник – это опасное слово при драконовских нравах бурсы, и я только впоследствии понял все его громадное значение» (Д.Н. Мамин-Сибиряк «Отрезанный ломоть»).

«Друг ситный»
Выражение «Друг ситный» связывают с выпечкой ситного (из просеянной через сито муки) хлеба. Ситный хлеб ели за обедом, ужином, подавали к чаю. Есть такой хлеб считалось удовольствием, поэтому и «ситный друг» изначально – человек, при общении с которым испытываешь удовольствие. «– Да ты, друг ситный, что за разводы вздумал передо мной разводить? А? – изо всех сил трепля за кафтан Алексея, воскликнула Фленушка. – Сказывай сейчас, бесстыжие твои глаза, что у вас там случилось?» (П.И. Мельников-Печерский «В лесах»). «Порой он даже страшился: по праву ли свалилось на его голову такое счастье, достоин ли он его, и нет ли тут какого недоразумения – вдруг что-нибудь такое выяснится, и ему скажут: «Э-э, друг ситный, да ты что?! Ишь, захапал!» (Василий Шукшин «Беспалый»).

«Дым отечества»
У выражения «Дым отечества» долгая история. Крылатым его сделал Грибоедов, вложивший в уста Чацкого слова: «Когда ж постранствуешь, воротишься домой, / И дым отечества нам сладок и приятен». Последний стих – не вполне точная цитата из стихотворения Гаврилы Романовича Державина «Арфа»: «Мила нам добра весть о нашей стороне: / Отечества и дым нам сладок и приятен». Державин мог отталкиваться от латинской пословицы – «Сладок дым отечества», родившейся из «Понтийских посланий» Овидия. Римский поэт, тосковавший в изгнании по родине, мечтал «видеть хоть дым с отечественных очагов. Родная земля влечет к себе человека, пленив его какою-то невыразимою сладостью». В строках Овидия слышен отзвук стихов Гомера. Именно его герой, Одиссей, первым сказал, что «для него сладостна самая смерть, лишь бы только в виду дыма, убегающего с кровель его родины».

«Железный занавес»
Считается, что в Фултоновской речи 1946 года Уинстон Черчилль первым произнес сакраментальные слова о «железном занавесе», отделившем восточную Европу от других европейских стран. Однако выражение в том же смысле – как политический и идеологический барьер – еще в 1919 году употребил в своей речи французский премьер-министр Клемансо. А на рубеже XIX и XX веков так фигурально обозначали психическую изолированность, отрешенность от жизни. Натуральный железный занавес, породивший все прочие, был придуман во Франции в конце XVIII века в противопожарных целях – чтобы отделять театральную сцену от зрительного зала.

«Желтая пресса»
Выражение «Желтая пресса», употребляемое в значении: низкопробная, лживая, падкая на всякого рода дешевые сенсации печать, возникло в США. В 1895 г. американский художник-график Ричард Аутколт поместил в ряде номеров нью-йоркской газеты The World серию фривольных рисунков с юмористическим текстом; среди рисунков был изображен; ребенок в желтой рубашонке, которому приписывались разные забавные высказывания. Вскоре другая американская газета – New York Journal – начала печатать серию аналогичных рисунков. Между этими двумя газетами возник спор из-за права первенства на «желтого мальчика». В 1896 г. Эрвин Уордман, редактор New York Press, напечатал в своем журнале статью, в которой презрительно назвал обе конкурировавшие газеты «желтой прессой». С тех пор выражение это стало крылатым. «Вонь Яблоновского и провокация были настолько явны, что в дирекции после они обсуждалися, а не безумный поступок мой; желтая пресса – и та – ни «гу-гу»: о скандале; директор «Кружка», Иванцов, на другой день сказал, пожимая мне руку: – «Охота ходить в это гиблое место!» (Андрей Белый «Начало века»). «Дело происходило в 1910 году, когда в России расцвела буйным цветом так называемая желтая пресса, которая ради дешевой сенсации публиковала интимнейшие фотоснимки с известных и полуизвестных писателей, изображавшие их то на пляже, то в дачном гамаке,

«Жив Курилка»
Выражение «Жив Курилка» из народной детской песенки, исполняемой при игре в «Курилку». Играющие садятся в круг и передают друг другу горящую лучинку с припевом: «Жив, жив Курилка, ножки тоненьки, душа коротенька». Тот, в чьих руках лучинка погаснет, выходит из круга. Отсюда пошло выражение «жив Курилка», употребляемое как шутливое восклицание при упоминании о продолжающейся деятельности ничтожных людей, а также о непрерывной деятельности кого-либо в трудных условиях. – Как! жив еще Курилка журналист? – Живехонек! все так же сух и скучен, И груб, и глуп, и завистью размучен, Все тискает в свой непотребный лист И старый вздор, и вздорную новинку. – Фу! надоел Курилка журналист! Как загасить вонючую лучинку? Как уморить Курилку моего? Дай мне совет. – Да ... плюнуть на него. (А.С. Пушкин «Жив, жив Курилка!»). «Только одна утеха у меня и осталась: письменный стол, перо, бумага и чернила. Покуда все это под рукой, я сижу и пою: жив, жив Курилка, не умер!» (М.Е. Салтыков-Щедрин. «Письма к тетеньке»). «– Ба, жив Курилка! – засмеялся губернатор. – Господа, поглядите, наша городская голова идет» (А.П. Чехов «Мороз»).

«Звездный час»
«Звездный час» ― выражение Стефана Цвейга (1881–1942) из предисловия к его сборнику исторических новелл «Звездные часы человечества» (1927): « ... Каждый шаг эпохи требует подготовки, каждое подлинное событие созревает, исподволь ... из миллионов впустую протекших часов только один становится подлинно историческим – звездным часом человечества ... если пробьет звездный час, он предопределяет грядущие годы и столетия». Это единственное мгновение «предопределяет судьбу сотен поколений, направляет жизнь отдельных людей, целого народа или даже всего человечества». Цвейг поясняет, что он назвал эти исторические мгновения звездными часами «потому, что, подобно вечным звездам, они неизменно сияют в ночи забвения и тлена». Выражение «звездный час» вошло в литературный язык в значении: переломный, решающий момент. «Мой переводческий звездный час пробил на столетие Туманяна. Я перевел по подстрочнику его раннюю поэму «В бесконечность», армянский Союз писателей пригласил меня в Ереван ― в благодарность и чтобы «ближе познакомиться с древней культурой Армении, с ее современной поэзией, прикоснуться к ее земле» (Анатолий Найман «Славный конец бесславных поколений»). «По-своему характерно, что среди ключевых фигур словесности 90-х так мало авторов, чей звездный час (счастливого дебюта или «второго рождения») пришелся на сутолоку перестройки, эпохи якобы резко выросшего писательского престижа, читательской ажитации и повсеместной жажды «нового слова». (Андрей Немзер «Замечательное десятилетие»).

«Злачное место»
Выражение «Злачное место» возникло из «заупокойной» молитвы: «Упокой душу раба твоего в месте светле, в месте злачне, в месте покойне»; здесь, как и в Библии (Псал. 22:2), «злачное место» значит: приятное, спокойное, всем изобильное место. Но теперь это выражение чаще употребляется иронически, в противоположном значении; особенно же часто в значении: место пьянства и разврата. «Он уносился мысленно в место злачно, в место покойно, где нет ни бумаг, ни чернил, ни странных лиц, ни вицмундиров, где царствует спокойствие, нега и прохлада» (И.А. Гончаров «Обыкновенная история»). «Между печкой и дверями вешалка, на спицах которой висит целый ряд тряпичный: шинели, шубы, халаты, накидки разного рода ... на всем этом виднеются клочья ваты и дыры, и много в том месте злачнем и прохладней паразитов, поедающих тело плохо кормленного бурсака» (Н.Г. Помяловский «Очерки бурсы»). «С Николаем Максимовичем Пустохиным приключилась беда ... он невзначай напился пьян и в пьяном образе, забыв про семью и службу, ровно пять дней и ночей шатался по злачным местам» (А.П. Чехов «Беда»).

«Злоба дня»
Выражение «Злоба дня» употребляется в значении: интерес данного дня и вообще данного времени, волнующий общество. Возникло из Евангелия. «Слушайте, я бросил папу! К черту шигалевщину! К черту папу! Нужно злобу дня, а не шигалевщину, потому что шигалевщина ювелирская вещь» (Ф.М. Достоевский «Бесы»). «Но и здесь примениться к Чусовой очень трудно, может выйти даже так, что при малых снегах река сама не в состоянии взломать лед, и главный запас весенней воды, при помощи которого сплавляются караваны, уйдет подо льдом. Поэтому вопрос о вскрытии Чусовой для всех расположенных на ней пристаней в течение нескольких недель составляет самую горячую злобу дня, от него зависит все» (Д.Н. Мамин-Сибиряк «Бойцы»). «– Граждане! Разрешите поговорить на злобу дня! – Разрешаем!» (А.П. Платонов «Город Градов»). «"Праздничные стихи"– "К 1 мая", "К 7 ноября". Кирсанов делал то же самое. Стихотворный "отклик на злобу дня" стал главным жанром Асеева. Поэма "Маяковский начинается" мало что изменила. Но в начале двадцатых годов это был популярный, любимый Москвой поэт, от которого ждали стихов больше даже, чем от Маяковского» (Варлам Шаламов «Начало»).

«Знание – сила»
У изречения «Знание – сила», давно ставшего штампом, есть автор. Это философ Френсис Бэкон, впервые употребивший это выражение в 1597 году в «Нравственных и политических очерках».

«Из любви к искусству»
Выражение «Из любви к искусству» появилось из водевиля Ленского «Лев Гурыч Синичкин», поставленного в 1839 году. Сюжетная схема водевиля заимствована из пьесы французских драматургов Теолона и Бояра «Отец и дебютантка», но Ленский русифицировал ее. Один из персонажей водевиля граф Зефиров волочится за хорошенькими актрисами, разыгрывая мецената, покровительствующего местной труппе. Его любимое выражение, которое он поминутно повторяет: «из любви к искусству». Молодым актрисам он говорит: «Только вы у меня смотрите, мои райские птички, со сцены не слишком переглядывайтесь с гусарскими офицерами в креслах, а то вы глаз с них не сводите: это нехорошо, я вам говорю из любви к искусству».

«Из мухи делать слона»
Выражение «Из мухи делать слона» принадлежит к числу древних. Еще в III веке греческий писатель Лукиан ссылается на соответствующую пословицу и так заканчивает свою сатирическую «Похвалу мухе»: «Но я прерываю мое слово, – хотя многое еще мог бы сказать, – чтобы не подумал кто-нибудь, что я, по пословице, делаю из мухи слона».

Читать о значении  слов с историей
дальше
Поиск по сайту
Местные новости
Новости
Посетители
Задать вопрос
Качество сайта
 Рейтинг ТопЕнтер
Copyright MyCorp © 2019